Ребенок от года до двух. Язык поведения

Ребенок от года до двух. Язык поведения

О свойственных раннему возрасту особенностях нервной деятельности мы не так давно говорили в отдельной статье. Сегодня попробуем разобраться: о чем сигнализируют нам дети своим поведением и как правильно реагировать родителям. Также поговорим о физическом своеобразии малышей второго года жизни.

Не могут без движения

Дети раннего возраста — маленькие живчики, которые не могут долгое время находиться без движения, в состоянии неподвижности. Вроде бы это все знают — но мало кто формулирует. И мало кто связывает с реальной жизнью. Все знают: ребенку трудно сидеть без движения. В то же время он должен спокойно сидеть в автомобиле, стоящем в пробке, и не орать; и в очереди в супермаркете он должен сидеть спокойно; в поликлинике вообще не должен шевелиться, если вы вдруг в поликлинику пошли; и за семейным столом, конечно.
А в реальности дети очень устают, когда не могут сменить позу. (Чтобы «примерить» это ощущение на себя, взрослому можно представить себя в поезде, на жаркой неудобной третьей полке, летом, при неоткрывающихся окнах и топящейся печке.) Малышу очень некомфортно. И это физическое состояние он не может осмыслить и перевести в слова — поэтому начинает орать. Вообще до определенного возраста все то, что ребенок не может перевести в слова, вызывает крик.
Крик — это проявление первой сигнальной системы (помните, по Павлову — в школе проходили?). А вторая сигнальная система — это речь, слова, то, что есть только у человека и что отличает его от животных. У ребенка примерно до трех с половиной лет возможности пользоваться второй сигнальной системой, т.е. речью, очень и очень ограничены, даже если он уже говорит.
Да, он говорит, он может сказать фразу, о чем-то спросить, что-то рассказать. Но вот он устал, перевозбудился, голодный, выбит из режима — при всех этих условиях ребенок становится как бы младше своего возраста. Наступает временная регрессия, и малыш переходит к предыдущей ступени, т.е. он начинает орать вместо того, чтобы говорить. Это и со взрослыми случается, с женщинами, например, в момент перегрузок физических или моральных. Наступает момент, когда вы не говорите, а только издаете звуки повышенной громкости. Только у ребенка это случается несравненно чаще и очень сильно.

Язык эмоций

Вообще маленькие дети, даже умеющие говорить, говорят не словами, а языком поведения и языком своих эмоциональных состояний. Т.е. к поведению ребенка, даже самому нехорошему и неприятному для вас поведению, даже к ужасному поведению на людях, в том числе крику, прежде всего нужно относиться как к языку. Это язык без слов, и родителям стоит научиться понимать: что же ребенок хочет им сказать этим криком?
Но родители — тоже живые люди, и крик ребенка, особенно собственного, особенно на людях, включает очень сильную первичную реакцию у родителей. Реакция эта заключается в желании убрать источник звука любыми способами. Тут все забывают про руководства по воспитанию, про то, что читали в книжках, слушали на лекциях, что себе обещали раньше. Реакция на крик — она первичная, из глубин идущая. Заткнуть — и все.
Можно сказать, что эта реакция незрелая. Если не научиться ее каким-то образом гасить у себя, оттормаживать, то крик не удастся победить. Вот ребенок орет или капризничает — плохо себя ведет. Мама злится и тоже орет — и это замкнутый круг, разорвать который должен взрослый.

Плохое поведение — маме

Те, кто остаются с вашим ребенком без вас, наперебой рассказывают, как он хорошо себя ведет — с бабушкой, с няней, даже с папой. Как с ним интересно и какой он покладистый. Но вот приходит мама — и ребенок как наказание. Знакомо?
Дело не в неправильном воспитании. Дело в том, что к маме — самая сильная любовь и, соответственно, ее обратная сторона — основные эмоциональные претензии. И неважно, какая вы мама. Вы можете быть супермамой и вообще никаких ошибок не делать. Такого, конечно, не бывает, но тем не менее. Сливки плохого поведения достаются именно маме. Это просто правило, вытекающее из особенностей детского существования. И все это мама должна претерпевать. Не надо думать, что, мол, я лучше уйду на работу или побуду где-нибудь, а ребенок будет себя лучше вести, будет меньше истерик. Нет. Смысл развития в том, чтобы об маму это все оттачивать: и волю, и истерики. Маме надо лишь набраться терпения и научиться правильно реагировать.

Мама реагирует

Трудность в том, что правильная реакция у мамы формируется не вдруг — так же, как многие не могут научиться хорошо рожать с первого раза. Правильная реакция требует тренировки, совершенствования. Проще сказать, как выглядит неправильная реакция. Если вы чувствуете, что становитесь на одну доску с ребенком, чувствуете, что всерьез ему начинаете противостоять — вот это реакция на одном уровне. Он говорит: «Не пойду из лужи!» — вы говорите: «Ты пойдешь из лужи!», и еще раз то же самое… Это реакция незрелая — всерьез. Если вы сошли со своего пьедестала родительского и опустились на уровень серьезного разбирательства, будет ли ребенок кубики убирать или нет, — значит, реакция незрелая.
Ваша реакция может быть сколь угодно жесткой или нежесткой, но она всегда должна быть немножко сверху. Вы должны понимать, с кем вы имеете дело. Но у мамы от сидения дома с ребенком младшего дошкольного возраста и отсутствия взрослого общения всерьез меняются масштабы. И папа, вернувшийся к вечеру, может застать серьезные препирательства по какому-нибудь поводу типа кубиков или пижамы. Провоцируемая весь день, мама к вечеру начинает упрямиться по всем этим поводам.
Вы должны научиться не терять масштаба. По сравнению с мировой революцией неважно, какая будет надета пижама. Если вы всерьез начали злиться, то лучше постараться отойти или снять свое требование. И это не значит, что идете на поводу у ребенка. Помните: это маленький ребенок, который за себя не отвечает, — хотя кажется, что его поведение злостное, целенаправленное, конкретно против вас.
А ребенок до семи лет фактически за себя не отвечает. Хотя степень неответа у двухлетнего одна, у пятилетнего другая. Двухлетний вообще за себя не отвечает, с пятилетнего можно уже что-то требовать. Но все равно в целом за все отвечаете вы. Это тяжело. Поэтому у вас в арсенале должно быть пять-семь способов «разрулить» режимную ситуацию — заставить убрать, например, кубики. Способов, над которыми вы уже не задумываетесь, отработанных, действенных — потому что со всеми режимными моментами ребенок будет испытывать затруднения, пока они не освоены, и лет до трех это совершенно нормально.
Самое простое — это система поощрений ребенка. (Наказания не работают, а если и работают, то очень недолго. Шлепки и окрики вообще не годятся.) Например, ребенок должен знать, что когда он соберет кубики, вы будете делать что-то приятное. За действием, требующим напряжения (а уборка кубиков — это действие, требующее напряжения), должно следовать что-то, что приносит явное удовольствие. Кроме конфет и мультфильмов. Если в вашем арсенале поощрительного лишь это, то это очень мало.

Как не сорваться?

Обычно мама неправильно, незрело реагирует на детские капризы в состоянии усталости, недосыпа. Когда мало выпила жидкости и при этом мама кормящая. Когда давно ела. Когда давно не общалась с другими взрослыми. (Бывает так, что к концу второго года мама со взрослыми перестает общаться почти полностью, переходит на этот уровень: «мое-твое, уйди-включи, кака, бай-бай». И даже пришедшему с работы супругу трудно бывает вытащить ее из общения на языке мумба-юмба.)
Как этого избежать? Во-первых, стараться не подвергать себя таким перегрузкам — привлекать кого-то еще для сидения с ребенком: и ему будет больше пользы, и маме, и семейным отношениям. Во-вторых, учиться наблюдать признаки приближающегося раздражения и принимать меры.
Как только вы заметили, что вот-вот сорветесь — вы делаете брейк, отходите от ребенка и пытаетесь переключиться сами. Пусть сидит в луже, пусть делает, что угодно, если только это не опасно для жизни — вам надо выйти из ситуации. Помогает глубокое дыхание. Не хуже помогает позвонить по мобильнику подружке и сказать, что у вас происходит. Если дело происходит дома, то хорошо что-нибудь съесть. Семечки помогают на улице. Некоторые считают, не меньше, чем до ста. Катают радужный шарик. У вас должно быть три-четыре способа.
Как только вы выключаетесь (попробуйте реально выключиться), у ребенка меняется реакция. Как только он увидел, что мама, вместо того чтобы его терзать, выключилась, есть шанс, что и он прекратит свое поведение. А у вас, если удалось подышать и успокоиться, появляется шанс придумать, как переключить ребенка.
Нужно помнить, что раздраженный воспитатель не воспитывает, а раздражает. Все думают, что могут воспитывать в любом состоянии, даже когда орут, — а на самом деле ничего подобного. Вы только пар выпускаете, а никакой пользы от этого нет. И ребенка можно воспитывать, только когда он уравновешен, и самому это можно делать, если вы пребываете в состоянии, близком к спокойствию. В раздраженном состоянии даже не думайте воспитывать. Думать нужно только о том, как успокоиться самим и как попытаться вывести ребенка из клина.

И еще немного о физической активности

Недостаток физической активности у маленьких детей негативно сказывается на общем поведении и качестве сна. Если ребенок не расходует своих физических сил, т.е.не гуляет и не двигается достаточно, это проявляется как нервное возбуждение, страдает качество бодрствования и качество сна ребенка. Идеально гулять два раза по полтора-два часа. Плохое поведение активных маленьких мальчиков — как правило, следствие недостатка движения.
А вот при усталости — физической ли, эмоциональной ли — у детей второго-третьего года жизни очень сильно ухудшается координированность движений. При переутомлении ребенок не только перестает говорить, но и начинает двигаться, как малыш на полгода — на год младше.

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>