Как мы лечили диатез у ребенка

Как мы лечили диатез у ребенка

Предыстория: наследственность и ошибки
Что такое «атопический дерматит», в нашей семье знают не понаслышке. Старший сын, ему скоро14 лет, красные шершавые щечки и остальные признаки заболевания имел со второго месяца жизни. И это несмотря на грудное вскармливание в течение всего первого года жизни, отказ от прививок (нам сделали только БЦЖ в роддоме, остальные — после 3 лет), раннее плавание и закаливание. Правда, мы с мужем настолько прониклись идеями незабвенных Никитиных, что позже, по мере накопления психологических знаний, возник вопрос: а не был ли дерматит протестом маленького организма на все наши зарядки-упражнения? Хотя мальчик вид имел абсолютно счастливый, когда нырял (с рождения) или скакал в прыгунках (в два с половиной месяца)…

Наследственность. Конечно, в нашей семье есть аллергики: у папы поллиноз с трехлетнего возраста (залечили антибиотиками), у меня — непереносимость пенициллина и яблок «гольден». Такие нюансы важно знать, ведь по наследству передается не сама аллергия, а возможность ее возникновения у ребенка в том случае, если не соблюдаются «меры безопасности». К ним относятся: отсутствие аллергенных продуктов в питании будущей мамы, разнообразное питание мамы кормящей, но без явных аллергенов хотя бы в первое время (мед, орехи, шоколад, кофе, цитрусовые, рыба, цельное молоко, фрукты-овощи красной и оранжевой окраски, клубника). И, конечно, отсутствие в рационе тех продуктов, на которые есть пищевая аллергия. Весьма нежелательно присутствие в доме животных. Курение беременной (ужас!) и кормящей (кошмар!) мамы — чуть ли не главный фактор развития общей сенсибилизации детского организма: иными словами, он становится слишком чувствительным к внешним раздражителям, будь то продукты питания, загрязненный воздух мегаполиса или перьевая подушка.

Как лечить атопический дерматит
Ошибки. Я знаю много семей, где аллергия у близких родственников детей достаточно серьезна (тот же атопический дерматит пожизненный, его раньше называли нейродермитом, или тяжелая астма с приступами), но малыши там вовсе не аллергики. Однако логическим и любым другом путем просчитать «будет — не будет», нельзя. Мы, например, совершили свои ошибки, на которых хорошо бы поучиться другим. Ими стали излишняя самонадеянность и, конечно, затянувшийся ремонт во время беременности. Самонадеянность выразилась в эйфорическом состоянии после вторых домашних родов: никаких медикаментов, прикладывание к груди через две минуты после рождения, отличный жизненный старт малыша и т.д. и т.п. Одним словом, все будет хорошо, ура! И не надо нам ничего советовать…

Ориентироваться на среднего сына Николая (забыв про диатез* старшего), тоже было нельзя, ведь он-то не страдал аллергией. Возможно, как раз потому, что после первого опыта я жесточайшим образом соблюдала все мыслимые и немыслимые правила питания и здорового образа жизни… Увы, все забылось: я позволила себе съесть коробку (коробку!) шоколадных конфет через три дня после третьих родов, пила кофе, почти ежедневно питалась салатом с помидорами и красным болгарским перцем — ведь лето на дворе. Ну, и ремонт, и токсикоз с трехмесячной монодиетой из макаронных изделий «Новинка»…Кстати, однообразное питание очень чревато развитием пищевой аллергии у малыша. Это я позже узнала от диетологов.

Лечение диатеза. Друзья или врачи?
Когда дерматит у Вани перестал быть просто красными пятнышками, а вынос ковра из квартиры и моя срочная строгая диета не принесли ожидаемых результатов (ведь опять же, как часто бывает: съела кормящая мама апельсинчик, малыш покраснел, перестала — он весь чистенький), начались наши хождения по врачам.

Врач Х (популярная детская платная поликлиника)
Сюда мы попали потому, что других специалистов в связи с летними отпусками в Москве не наблюдалось. Поначалу отношения наши складывались не очень. Мне казалось, что ничего нового врач Х не говорит (опережая события, замечу, что врач Х стала единственным врачом, у которого мы сочли нужным и возможным наблюдать Ваню). Больше того, некоторые моменты мне захотелось перепроверить у других специалистов: например, врач Х не советовала часто мазать кожу ребенка кремами-мазями, доводя ее до идеального состояния. Также категорически был отсоветован бассейн детской поликлиники.

Удивило другое: на первом приеме мы были не меньше 50 минут, сумели с доктором обсудить многочисленные конкретные проблемы питания и быта нашей семьи, а также информированности родительского населения города Москвы по вопросам аллергии в целом. Мои познания в этой области доктора не раздражали, обсуждения и дискуссии были спокойными. Доктор Х ни на чем не настаивала, а делилась информацией. Мои бурные эмоции встречались сдержанным замечанием: «Не торопитесь, смотрите, кожа ребенка в целом хорошая, тургор нормальный. Конечно, вы родители, вам решать, но я рекомендую…»**. Психотерапевтический эффект был такой сильный, что еще до всякого лечения малыш наш весьма преобразился. К сожалению, на непродолжительное время.

Врач Y (районная поликлиника)
С дерматологом нашей поликлиники мы общались два раза. Несмотря на общие слова «не расстраивайтесь, это сейчас у всех», при первом посещении нам были даны вполне логичные рекомендации исходя из состояния ребенка. Удивление и даже недоумение вызвали только два совета: про активированный уголь (все-таки есть поделикатнее сорбенты для младенцев, честное слово) и про крем после бритья с витамином F фабрики «Свобода», которым нужно было два раза в день мазать щечки… полуторамесячного малыша! Диагноз «аллергический дерматит» тоже имел смысл: предполагалось, что после соблюдения диеты аллерген будет выдворен из организма мальчика и все пройдет. В три месяца диагноза поменялся на просто «дерматит», а рекомендации остались теми же. Еще доктор Y посоветовала попробовать гомеопатическую мазь «Ирикар».

Врач Z (научно-исследовательский медицинский институт)
События развивались, а мы продолжали жаждать быстрых результатов. Оттого и записались на платный прием в институт, занимающийся в том числе и проблемами детских аллергий. Где выяснилось, что все, что делалось нами по советам других медиков до сих пор, — ненужно и неправильно. Вот, например, как милая женщина средних лет отреагировала на веер листков с результатами наших анализов: «Зачем вы сдавали анализ кала на дисбактериоз? У мальчика что, живот болел? Аллергопробы? Уберите, а лучше выкиньте: результаты аллергопроб можно считать информативными только после 4 лет… Копрология? Не нужно. Стерильность молока? Мама, вам что, делать нечего?». Самым же поразительным оказалось резюме врача Z: «У вашего ребенка проблемы с кожей. Заболевание кожи. Вот кожу и надо лечить, иначе у него может произойти дебют астмы, сейчас это сплошь и рядом». И назначила курс гормональной терапии — в течение четырех недель в определенных соотношениях мазать кожу гормональным кремом «Локоид» вперемежку с детским кремом «Алиса». На мои попытки узнать, что еще можно и нужно делать, врач привела железный аргумент: «Мамочка, вы что, медик?».

Но все же поездка оказалась не напрасной: в стенах института был куплен крем «Глутамол», о котором многие говорят, но который нигде не продается…

Врач N (именитая клиника детских болезней)
Следующего врача мне посоветовала хорошая подруга, у девочки которой астма. Полтора месяца я пыталась дозвониться и записаться на прием (бесплатный, это госучреждение). Очередь — на три месяца вперед.

Итак, прием начался, врач N заполняет карту: кто в семье страдает аллергией? когда начались проявления дерматита? привиты? Наш спокойный отрицательный ответ на вопрос о прививках привел молодую, энергичную, симпатичную женщину в состояние аффекта. В течение 20 минут нам была прочитана подробная лекция о важности вакцинации и страшных опасностях, которые ждут мальчика Ваню из-за его нерадивых родителей. На нашу попытку хоть что-то сказать ответ был таков: «Слов вы много научных знаете, лучше бы не говорили, а прививки делали». После этого нам осталось только внимать (все-таки грубить в ответ не хотелось), ибо Иван был просто поражен громкостью тона тети в белом халате и потому мог расплакаться в любую секунду.

Для многих мам разговор с детским врачом о прививках — обычное дело, но если у малыша атопический дерматит, ситуация меняется. Об этом либо вообще умалчивается (чтобы родители сами разбирались, как сочтут нужным), либо, наоборот, врачи советуют подождать с прививками, дождаться ремиссии. После «просветительской беседы» я все-таки решилась задать заготовленные заранее вопросы (я всегда их пишу в блокнотике, чтобы ничего не забыть). Цитирую ответы врача-аллерголога:

— Диета? Это вопрос к педиатру.

— Витамины? Тоже к педиатру.

— Аллергоглобулин? Вы и это знаете? А в нашей стране системные заболевания уже не лечат глобулинами! Запрещено по закону. Даже не думайте об этом!

— Признаки рахита, а кальция мало ребенок получает? Так… Это к неонатологу.

Тут я не выдержала и говорю: «Знаете, мальчику уже год и три месяца, а неонатолог — врач первой недели жизни. «Ну, значит, я ошиблась, к педиатру!».

И последний штрих. Время врачей дорого, поэтому я заранее на отдельных листках написала «Что Ваня ест», «Что ест мама (кормящая)», «Как мы лечились». На последнем листке были выписаны не только препараты, но и разные мази-кремы, которые мы пробовали. По чистой случайности я забыла вписать мазь «Бепантен». Так что, вы думаете, было предложено нам в качестве лечения? Диета (эту про которую надо с мифическим педиатром посоветоваться) и… «Бепантен».

Да, еще! На вопрос, можно ли использовать мазь «Ирикар», врач ведущей московской педиатрической клиники, на прием в которую едут из разных городов страны, дала ответ следующего содержания: «Это еще что за мазь? Гомеопатическая? Вот пусть гомеопаты ею и лечат. А я — аллерголог». Немая сцена.

Выводы
После посещения врача N мы решили остановиться, отдышаться. В конце концов, своего доктора мы нашли. В принципе все остальные консультации нужны были больше для успокоения, чем для получения новой информации. Важно не только безоглядно доверять специалисту, важно, чтобы врач считал вас единомышленником, был готов к обсуждению, а не к диктату. Среди медиков такое отношение к родителям встретишь пока не часто.
Для того чтобы суметь оценить данные на консультациях советы, нужно самим хоть в какой-то мере быть «в теме». Сейчас кругом море информации — родительские периодические издания, множество специальной литературы по педиатрии (и популярной, и научной), Интернет-ресурсы, наконец. Мой подробный рассказ о консультациях не имеет цели обидеть врачей — просто не сложилось, не повезло. Важно, что выйдя за дверь кабинета, вы остаетесь с проблемой один на один. И только вам нужно будет принимать решения.
Опытным педиатрам и детским дерматологам известно давным-давно: даже если в семье нет взрослых-аллергиков, но старшие дети страдали атопическим дерматитом, нужно максимально осторожно вести себя во время беременности и в начале кормления грудью.
Есть немало способов параллельного (наряду с медикаментозным) решения проблемы атопического дерматита. Больше того, если не учитывать «комплексности подхода», дело не скоро сдвинется с мертвой точки.
Конечно, грудное вскармливание, причем продолжительное. Хотя и тут могут быть нюансы, ведь мама тоже придерживается строгой диеты. Но это отдельная тема.

Конечно, индивидуальная вакцинация. Не пожалейте времени и сил, найдите специалистов, которые именно для вашего ребенка составят конкретный план прививок.

Конечно, дружба со свежим воздухом. Детям-аллергикам воздух необходим как…воздух. В силу ограниченности питания у малышей-атопиков часто снижен гемоглобин, а продолжительные прогулки весьма неплохо его поднимают. И никаких лекарств пить не нужно.

Конечно, спокойный эмоциональный фон в семье. Многие мамы замечают, что у ребенка начинается зуд и расчесы, когда в доме говорят на повышенных тонах, не понимают друг друга.

И, конечно, закаливание в широком смысле слова — раннее плавание, обливание холодной водой, контрастные процедуры, сауна и много другое. Выбирайте, что по душе, по силам. И, конечно, если кожа ребенка позволяет. Сделайте оздоравливающие процедуры обязательной частью процесса воспитания и развития малыша. Ведь иммунитет ребенка-аллергика подвергается сильным испытаниям, нужно ему помогать самосовершенствоваться. А использование лекарственных препаратов (тех же иммуномодуляторов и стимуляторов) не всегда желательно или возможно.

PS: атопический дерматит с нами
Заголовок материала не совсем точен. Слово «лечили» поставлено в прошедшем времени. Пока атопический дерматит присутствует в настоящем***. Однако поводов для оптимизма достаточно: во-первых, трудности заставляют больше ценить то, что имеешь. Во-вторых, когда у ребенка в достаточной степени развита одна какая-то проблема, есть вероятность, что мимо пройдет что-то другое. Наш Коля часто говорит: «Да, жалко, что у Вани аллергия, что он красненький бывает». А мы ему хором: «Но ведь кто-то должен быть красненьким…».

В-третьих, еще долгое время мой младший сын будет иметь здоровое питание и правильный образ жизни — просто другого ему не показано! И не надо жалеть малышей, которым не дают конфеты и жвачки, — их зубы, желудки и особенно мозги работают гораздо лучше, чем у всех, кто имел «нормальное детство».

Главный же повод для оптимизма присутствует у нас перед глазами — старший ребенок. До трех лет он не попробовал не то что апельсина или мармелада, но даже куриного яйца и банана не съел! И ничего, в 13 лет выше меня ростом, здоровый во всех смыслах парень. Я не знаю точно, за счет каких напряжений и усилий организм Вани справится с дерматитом, за счет какого ухудшения качества жизни (этот термин сейчас в ходу у аллергологов). Но прогнозы для тех родителей, кто будет стремиться к здоровью малыша, весьма утешительны. Да, аллергиком человек становится на всю жизнь, но проявления ее можно минимизировать практически до нуля. Надо верить в ребенка и не делать глупостей. А право на ошибку, так же как и право на ее исправление, имеет каждый.

Атопический дерматит — хроническое аллергическое заболевание, развивающееся у лиц с генетической предрасположенностью к атопии под действием факторов внешней и внутренней среды. Атопический дерматит начинается обычно в первые месяцы жизни, принимая рецидивирующее течение с возможностью полной или неполной ремиссии различной частоты и длительности. Для типичной клинической картины атопического дерматита характерно следующее: зуд кожных покровов, сухость кожи, шелушение, стойкая гиперемия (покраснение), высыпания на коже (распространенного или ограниченного характера).

Из сборника «Атопический дерматит у детей: диагностика, лечение и профилактика», 2001 год

* Диатез — название, прижившееся среди родителей. Слово переводится как «предрасположенность». То, что подразумевают под словом «диатез» многие мамы, называется «атопический дерматит».
** Намеренно не хочу писать о конкретных рекомендациях, потому что каждый случай любого заболевания, в том числе и атопического дерматита, индивидуален.
*** Возможно, у вас сложилось впечатление, что наш ребенок находится в плачевном состоянии — весь покрыт коркой и прочее. Это не так. Но и полноценной ремиссией (затуханием процесса) его состояние мы назвать не можем, ибо видели ремиссию настоящую, у него же.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>