«И я умру, мамочка?!» Как говорить с детьми о смерти

«И я умру, мамочка?!» Как говорить с детьми о смерти

Стоит ли говорить ребенку о том, что все на свете, в том числе и человек, имеет свой конец, или нет? Если вдруг он сам спрашивает об этом, как отвечать? Что именно рассказать и о чем умолчать? У родителей масса вопросов. Надеемся, детский психолог Ирина Нагорнева поможет найти верный ответ.

Пятилетки

— Первый этап осознания своей смертности обычно приходится на 5 лет. Именно в этом возрасте чаще всего после вопроса «Откуда я взялся?» дети задают следующий: «А что будет потом?» Или: «И я умру, мамочка?!» И я бы не советовала отмахиваться в этот момент от ребенка или отшучиваться, переходя на другие, более «веселые» темы.
Следует отдавать себе отчет в том, что именно сейчас у человека закладываются основы мировоззрения, то есть расширяются представления о мире и о себе в нем.
С этим связано и появление «неожиданных» страхов: боязнь темноты и страх засыпания. Пятилетки, физически ощутив и впервые осмыслив явление ПУСТОТЫ и вообразив собственное ОТСУТСТВИЕ в жизни, боятся засыпать, потому что боятся не проснуться. Каждый второй ребенок спрашивает маму: «Если я усну, я не умру?»
Так что отнеситесь к обозначенной проблеме внимательно, спокойно и всерьез. Это не значит, что нужно детально описать всю картину умирания человека и возможных вариантов кончины: ни в коем случае не сгущайте краски. Так же вредно «построение» иллюзорных замков, мол: «Да что ты! Ты будешь жить вечно…»
Разговор может строиться примерно так: «Сначала ты пойдешь в школу и станешь долго-долго учиться; потом наверняка поступишь в институт или найдешь интересную работу; совсем вырастешь, станешь взрослым и красивым; затем тебе встретится хороший человек, с которым ты будешь жить долго-долго и счастливо; у вас появятся дети, и они опять-таки будут долго-долго расти и пойдут в школу и т.д.» И только под конец: «А когда вы станете совсем старенькими, как соседский дедушка (или бабушка — приведите пример человека постарше, которого ребеночек знает-видел), вот тогда-то жизнь и закончится. Но этого не нужно бояться. Это случится еще очень и очень не скоро…» Словом, принцип, такой: период ЖИЗНИ в объяснении должен занимать намного больше места, чем факт ее развязки.
Особенно осторожно родители должны разговаривать с чересчур впечатлительными детьми. И необходимо учитывать, что по статистике почти все современные дети — невротики… А значит, индивидуальный, ювелирный подход требуется ко всем.
В благополучных семьях, с нормальной здоровой атмосферой, как правило, тема смерти на этом исчерпывается навсегда или до подросткового возраста. Тревожный сигнал, если ребеночек «застрял», зациклился на этой острой проблеме, постоянно возвращается к ней. Постарайтесь без лишних прямых вопросов понять, что именно его беспокоит. В крайнем случае — обращайтесь к детскому психологу.

Подростки

Во второй раз ребенок может вернуться к вопросу жизни и смерти в 15-16 лет. Правда, чрезмерный интерес к «загробной» жизни просыпается в основном у так называемых «неблагополучных» подростков. У тех, кого по-крупному не устраивает реальная действительность, кто всеми средствами по той или иной причине стремится от нее отвернуться: излишняя компьютерная увлеченность; характерная музыка; обращение к наркотикам; уход в секты.

Эта особая ситуация, требующая специальных мер. Возможны два варианта развития событий. Первый — внезапная, скоропостижная смерть близкого родственника. Второй — его длительный, естественный и постепенный уход из жизни. Соответственно, и поведение взрослых в зависимости от обстоятельств будет разным.
В первом случае мы имеем так называемую ситуацию «быстрой смерти». И обычно сами взрослые, находясь в состоянии горя, не способны конструктивно разговаривать с ребенком на больную тему. Более того, не всякий специалист-психолог возьмется за это.
Однако полезно знать, что существуют четкие методики психологической помощи детям и взрослым в столь экстренной ситуации. Если нет сил и времени обращаться за специальной помощью, рекомендуется, с одной стороны, «не оглушать» ребенка свалившимся на семью несчастьем. И — с другой — не скрывать случившееся слишком долго. Интуиция подскажет момент, когда будет уже можно затронуть горькую тему. И помните, что дети гораздо тоньше все чувствуют, чем мы, взрослые. Не мучьте их долго тягостным неведением.

Когда естественной смертью умирает старший член семьи, однажды стоит об этом открыто поговорить с чадом наедине. Возможно, это будет повод впервые приблизиться к пониманию смертности всего живого.

Читая детские книжки

— Стресс мы получили, казалось бы, на ровном месте — читая безобидного и любимого Незнайку, — рассказывает Светлана Суслова, мама десятилетнего Артема. — Помните, там есть эпизод, когда коротышки бросились спасаться от якобы падающего на них куска Солнца. Наш любознательный мальчик (на тот момент ему исполнилось пять лет) остановил папу и завел с ним разговор о планетах и звездах.
Папа, не будь простак, сам звездочет-любитель, с энтузиазмом беседу поддержал да еще развил тему, придав ей философскую направленность. Вроде того, что все в мире — конечно. Рассказал впечатлительному ребенку, что Солнце, хоть и огромная раскаленная звезда, но и та — постепенно затухает… Рассказал — и забыл.
А через пару дней, когда, видимо, информация переварилась в детской голове, «ни с того ни с сего» сын закатил первоклассную истерику. На мое обычное предложение попить перед сном кефирчику и пойти почистить зубки, «чтобы быть здоровеньким», ребенок неожиданно громко и горько расплакался. Он плакал и причитал: «Зачем тогда все? Зачем чистить зубки и быть здоровеньким, если все бессмысленно? Зачем — если мы все погибнем?» Он убивался по себе и будущим потомкам так, как будто уже сейчас кого-то потерял. Горе его было настоящим, а ужас — всеобъемлющим.
Еще не совсем понимая, что к чему, мы бросились его утешать, уже в процессе восстанавливая цепочку событий. Нужно было срочно найти тот довод, который бы, с одной стороны, примирил ребенка с так неаккуратно полученными ранее знаниями, а с другой — помог бы полноценно и радостно жить дальше. С большим трудом спасительный «аргумент» нашелся.
Тщательно подбирая слова (как будто вслух размышляем), мы «предположили», что наверняка за тот немалый промежуток времени, который остался до «конца света» (буквально), ученые придумают, как поддержать и продлить Солнце. «Может быть, и ты, сын, — на ходу сочиняли мы, — сможешь принять участие в этих разработках…» Вряд ли наши рассуждения соответствовали научной истине, но сын утешился. И даже заулыбался. Больше мы к подобной проблеме не возвращались.
А мы, взрослые, еще раз убедились в том, что любую информацию, которую мы так или иначе вываливаем на детей, надо жестко фильтровать. Неизвестно, как аукнется…

Эффект присутствия

Четырехлетний Ваня впервые оказался на кладбище на Пасху. Его взяли навестить дедушкину могилу. До тех пор он знал, что один из его дедушек, которого малыш никогда не видел, давно умер. К этому прискорбному факту ребенок относился, как и подобает четырехлеткам, вполне спокойно. Разве что иногда проявлял естественную для своего возраста любознательность, спрашивая: а когда умер? а почему умер?

Но стоило семье зайти на территорию кладбища, смерть из абстрактной категории мгновенно перешла в категорию материальную. Вопросы полились рекой. Мальчик забеспокоился. В его голове, видимо, не укладывалось, что человека можно взять и НАВСЕГДА закопать в землю. «Как же он там дышит, мамочка? Может, лучше его отрыть? » — волновался Ваня. Пришлось аккуратно объяснять, как смерть проявляется физически. «А где его голова?» — снова спрашивал Ванечка пять минут спустя, пугливо пятясь от могилки — вдруг случайно на нее наступит… Затем критически осмотрев небольшой холмик, Ванечка озабоченно завздыхал: неужели дедушка был такой маленький? А раз нет, то как же он там, под холмиком, поместился? Ноги, что ли, ему отрезали?

Словом, тот поход обеспечил в развитии ребенка колоссальный скачок, намного расширив его сознание и представление о мире и жизни. Хотя, конечно, малыш пережил некое потрясение. Но важно учесть следующие несомненные плюсы состоявшегося разговора на такую трудную для детского (и не детского тоже) восприятия тему. Во-первых, день был праздничный и торжественный; во-вторых, страшного ничего не происходило — ребенок видел, как почтительно и светло взрослые относятся к факту смерти и к памяти усопших. В-третьих, вместе со старшими мальчик деловито и почти радостно потрудился, освобождая захоронение от зимнего мусора… А то, что вопросы задавал, так это тоже хорошо: не держал в себе возникший испуг и освободился от груза непостижимого… И, получив удовлетворительные ответы, больше к затронутой теме долго не возвращался.

Так что очень важно, при каких обстоятельствах мы знакомим своих чад со сложнейшими вопросами бытия. Помните, Анна Ахматова писала: «Все души милых на высоких звездах…»? Ванюшке это очень помогло. К тому же он вспомнил, как Пеппи Длинныйчулок (героиня сказки Астрид Линдгрен) каждый вечер желала спокойной ночи своей умершей мамочке, которая со звезды наблюдала за дочкой. И утешился. Он понял, что люди не уходят в никуда…

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>